ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ
 
 



    ПРИЕМ СВЕДЕНИЙ ОБ ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСАХ ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО СОДЕРЖАЩИХ ЗАПРЕЩЕННЫЙ К РАСПРОСТРАНЕНИЮ КОНТЕНТ

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ:
НАЦИОНАЛЬНЫЙ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ КОМИТЕТ
ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ И ЭКСТРЕМИСТСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ И МАТЕРИАЛЫ
АНТИТЕРРОРИЗМ ДЕТЯМ (национальный антитеррористический комитет)


ТЕРРОРИЗМ - УГРОЗА ОБЩЕСТВУ (Основные направления деятельности Российской Федерации по профилактике терроризма)


XXI век показал, что терроризм, зародившийся как средство борьбы слабых социальных слоев с сильным противником и прошедший несколько этапов трансформации, превратился в особую форму политики. И эта политика проводится не только неправительственными организациями, взявшими на вооружение террор как средство достижения целей, но и государствами.

Дело в том, что ряд государств заинтересован в активизации террористической деятельности в странах, с которыми они находятся в конфликте, и нередко тайно или явно поддерживают террористов (оппозиционные силы, как модно их называть). Примером тому служит оказание помощи ╚умеренной╩ сирийской оппозиции со стороны западных государств. Именно эти оппозиционные силы, поддерживаемые Западом, создают атмосферу страха в сирийском обществе, добиваясь силового захвата власти в стране.

Кроме того, некоторые страны используют борьбу с т.н. ╚терроризмом╩ для подавления оппозиционных сил, стремящихся защитить свои национальные или религиозные интересы. Об этом свидетельствует политика нынешних киевских руководителей, называющих карательные действия против значительной части собственного народа ╚антитеррористической операцией╩.

Также, в сегодняшнем мире благодаря агрессивной политике ряда стран и их союзников сформировались мощные, неподконтрольные мировому сообществу силы, для которых террористическое насилие стало естественным средством достижения политических целей. К этим силам можно отнести ╚Исламское государство Ирака и Леванта╩ (или ╚Исламское государство╩), которое объявило о создании халифата на части территорий Ирака и Сирии.

Все это только усиливает остроту угроз национальной безопасности Российской Федерации. Причем нынешняя ситуация характеризуется совпадением интересов внешнеполитических антироссийских сил, внутренней радикальной оппозиции и исламских экстремистских движений.

На нашу страну продолжают оказывать противоправное террористическое воздействие внутренние террористические организации. К тому же сегодня мы становимся свидетелями стремительного объединения международных террористических сил, в планах которых стоит расширение исламского халифата от Кавказа до Байкала и от Индии до Урала.

Для противодействия подобным устремлениям и нейтрализации угроз национальной безопасности России в нашей стране создана общегосударственная система противодействия терроризму.

Ее организационную основу представляют две взаимосвязанные ветви. К первой относятся структуры, осуществляющие деятельность по выявлению и последующему устранению причин и условий, способствующих совершению террористических актов (профилактика терроризма), и минимизации и (или) ликвидации последствий его проявлений. Вторая ветвь √ структуры, осуществляющие управление мероприятиями по борьбе с терроризмом.

Именно деятельность по профилактике терроризма, которую осуществляют антитеррористические комиссии в субъектах Российской Федерации, и является предметом настоящей статьи.

В соответствии с Концепцией противодействия терроризму в Российской Федерации от 5 октября 2009 года профилактика терроризма осуществляется по трем основным направлениям: создание системы противодействия идеологии терроризма; обеспечение антитеррористической защищенности потенциальных объектов террористических посягательств; усиление контроля за соблюдением административно-правовых режимов.

Несмотря на то, что за последние годы количество преступлений террористической направленности неуклонно снижается (только в Северо-Кавказском федеральном округе √ с 770 в 2010 году до 32 в 2015 году), по мнению автора этого недостаточно, чтобы в перспективе полностью устранить причины и условия для появления или расширения в нашей стране террористической деятельности.

Исследования, проведенные в Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, показали, что терроризм как социально-политическое явление проявляется и протекает лишь в условиях социального конфликта.

В широком смысле социальный конфликт (от лат. conflictus √ столкновение), как известно, представляет собой столкновение различных социальных общностей или институтов с целью преодоления кризисных отношений между ними. Любой конфликт с использованием насилия (в т.ч. и террористического), является высшей и крайне жестокой формой разрешения социальных противоречий.

Источниками социальных конфликтов обычно выступают политические, экономические, национальные и другие противоречия. Обычно эти противоречия формируются в недрах общества, однако не исключено, что они могут провоцироваться или обостряться извне, третьей силой, стремящейся к достижению своих эгоистических целей.

Обострение противоречий чаще всего вызывается резким разрывом в уровнях жизни различных слоев населения или социальных групп. При этом, как показывает исследование, определяющее значение в выборе конфликтующими сторонами средств разрешения противоречий приобретает наличие у них соответствующих организационных структур и материальной базы, позволяющей вести борьбу. Причем в условиях социального конфликта чувство принадлежности к одной из религий или национальности (политической партии) обостряется. Конфликты укрепляют идеологическую идентичность группы, облегчая поддержание ее внутренней сплоченности и формируя социальную базу терроризма.

Таким образом, терроризм как крайняя форма экстремизма базируется на экстремистской идеологии, подкрепленной материальными ресурсами, осуществляется определенными организационными структурами и существует в социальном конфликте с непременной поддержкой населения, составляющего его социальную базу.

Профилактика (гр. Prophylaktikos √ предохранительный) в социальном плане означает совокупность мер, направленных на предотвращение того или иного социально-политического явления. Следовательно, профилактика терроризма должна оказывать воздействие именно на фундаментальные составляющие террора. Цель подобного воздействия должна заключаться в снижении социальной напряженности, вызвавшей террористическое насилие, развенчании идеологии экстремизма, которая формирует и оправдывает терроризм, а также ликвидации (локализации) деятельности экстремистских организаций, использующих в своей деятельности террор.

Проведенные исследования показали, что комплексная программа профилактики терроризма должна включать шесть взаимосвязанных направлений деятельности государства и региональных органов власти: политическое, социально-экономическое, идеологическое, специальное, военное и правовое.

В политической сфере профилактика терроризма, как представляется, должна включать действия государства и региональных органов власти по предотвращению или разрешению противоречий между существующими политическими (религиозными, националистическими, либо иными) силами.

Федеральный закон от 6 марта 2006 года ╧ 35-ФЗ ╚О противодействии терроризму╩ однозначно предписывает высшим исполнительным органам государственной власти субъектов Российской Федерации по результатам мониторинга общественно-политических, социально-экономических и иных процессов, происходящих в субъекте Российской Федерации, принимать меры по устранению предпосылок для возникновения конфликтов, способствующих совершению террористических актов и формированию социальной базы терроризма.

Здесь важно определить противоречия на ранней стадии их возникновения и не допустить насилия для их разрешения, направить этот процесс по правовому пути.

Предотвращение противоречий, которые могут привести к конфликту и эскалации насилия, заключается, как говорится в законе, в повседневной и кропотливой работе по мониторингу общественно-политической и социально-экономической ситуации в регионе. Руководство региона должно знать т.н. ╚болевые точки╩ и ╚нарывы╩, существующие в его области, крае, населенном пункте.

Следует знать общий настрой не только всего населения субъекта Федерации, но и наиболее активного меньшинства: национального, религиозного, политического и иного. Для этого власть должна тесно работать с представителями подобного меньшинства, обладающими влиянием на свою диаспору.

Под особый контроль должны ставиться существующие партии и организации, которые привержены экстремистской идеологии, прослеживаться их связи, в т.ч. зарубежные, с запрещенными и нелегальными террористическими и экстремистскими организациями.

Органы правопорядка должны периодически проводить рейды по наиболее криминогенным точкам региона с целью выявления экстремистов, в т.ч. и неорганизованных. Они должны опрашивать жителей и выявлять людей, ведущих пропаганду экстремизма и насилия. Общеизвестно, что любые политические группы, сколь бы явно фанатичной ни была их идеология, приспосабливаются к изменению соотношения сил и действуют, хотя бы отчасти думая о последствиях.

В случае возникновения противоречий региональные власти должны оценить их остроту и возможность их разрешения, не допуская кризисных ситуаций и конфликта. Для этого проводятся переговоры с лидерами конфликтующих сторон, ищутся компромиссные пути разрешения противоречий. При необходимости привлекаются к переговорному процессу представители федеральных органов власти. К лицам, не желающим идти на уступки, и, в нарушение закона, пропагандирующим путь насильственного разрешения противоречий, применяются меры уголовного характера.

Наиболее эффективный путь политического разрешения конфликта √ компромисс, когда обе стороны идут на уступки. Исторический опыт показывает, что путь к взаимным уступкам труден, но возможен и необходим, потому что веками находиться в состоянии войны невозможно. Общество в результате бескомпромиссного поведения конфликтующих сторон может либо деградировать, либо перейти к стихийному террору, как в отношении врага, так и в отношении своей элиты.

В предотвращении насильственного пути разрешения противоречий важную роль играет политическая мудрость руководства регионов, где эти противоречия существуют. Многие специалисты отмечают, что возрастание террористических угроз, в т.ч. региональных, идет в результате ╚ослабления или некомпетентности в вопросах организации и ведения борьбы с терроризмом властных структур╩.

Подобная слабость и некомпетентность могут проявляться в замалчивании проблем и нежелании видеть угрозы терроризма, отсутствии желания добиваться разрешения противоречий, вызвавших социальный конфликт, а также в результате деятельности, направленной на личное обогащение в ущерб безопасности региона и государства.

В целом политическая воля региональных руководителей по недопущению и поиску путей политического разрешения социального конфликта, решительному противостоянию угрозам терроризма остается важнейшим условием успеха его профилактики.

                                                        В.А. Вахрушев √ кандидат военных наук, профессор Вестник Национального антитеррористического комитета ╧1[14] 2016




ИНИЦИАТИВЫ РОССИИ В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ (вторая половина XIX √ начало XX века)


Россия вместе с мировым сообществом во 2-й половине ХIХ века вынуждены были решать немало сходных проблем, связанных с ростом преступности. Расширение международных связей, упрощение пограничных режимов, строительство железных дорог этому способствовали. Деятельность правоохранительных систем многих государств в указанный период начинала принимать формы тесного сотрудничества, причем на рубеже веков предпринимались интенсивные усилия для его расширения и укрепления. И это было вполне закономерно: преступность, особенно политический терроризм, все более приобретала международный характер. События 1 марта 1881 года заставили кардинальным образом пересмотреть отношение государств мира к революционному движению, особенно к анархо-терроризму.

Убийство Александра II показало, с одной стороны, силу и растущую дерзость революционной социалистической партии и ее международный характер, а с другой стороны, это событие обнаружило бессилие правительств и особенно правоохранительных органов в защите государственных устоев. Возникла более острая необходимость объединения новых усилий в борьбе с революционной опасностью. Инициатором новых международных мероприятий в этом направлении стало российское правительство. Оно предложило заключить соглашение относительно надзора за революционерами; организовать международную полицию; принять законы, запрещающие изготовление и продажу взрывчатых веществ, дающие возможность применять исключительную меру наказания за нарушения этих правил и вообще за пользование такими средствами. Одним из первых, кто поддержал инициативы России, был канцлер Бисмарк, т.к. и российское, и германское правительства были ╚солидарны перед лицом социального чудовища, угрожающего им, и чтобы сообща против него бороться╩. Через российского посла в Берлине Сабурова Александр III просил поддержки германского правительства по трем направлениям:

1) требование приравнять политическое убийство к общеуголовному;

2) требование у Румынии и Швейцарии изгнания из их территорий политических преступников, которые будут им указаны, и недопущения деятельности революционных центров;

3) заключение соглашения между европейскими правительствами по вопросу о единстве действий и наблюдения, что могло быть достигнуто созданием единого центрального правоохранительного учреждения. После одобрения германским правительством этих предложений, уже 1 апреля 1881 года российское правительство подготовило проект циркулярного обращения, которое было разослано российским послам и представителям в Берлине, Париже, Вене, Риме и Лондоне. В нем предлагалось созвать конференцию держав с целью выработки плана общей борьбы против анархистских элементов. В августе 1900 года в результате эффективного взаимодействия департамента полиции с секретной полицией США был раскрыт заговор с целью покушения на российского императора. Неоценимый вклад в организацию сотрудничества правоохранительных органов европейских государств в борьбе с анархо-терроризмом внесла международная конференция, посвященная проблемам защиты социального строя от происков анархистов (организована по инициативе итальянского правительства в Риме в декабре 1898 года). Россию на этом форуме представлял директор департамента полиции действительный статский советник С.Э. Зволянский. В проекте секретного циркуляра особо подчеркивалось: ╚Опыт многих лет показывает √ единичные старания отдельных государств недостаточны для искоренения зла √ для сего необходимы совокупные усилия, основанные на международных договорах╩. По итогам работы форума руководители правоохранительных органов двадцати государств подписали предложения Римской конференции, еще семнадцати стран √ приняли ее рекомендации без всяких оговорок.

Подписанный 21 декабря 1898 года Акт включал в себя целый ряд мероприятий, затрагивавших область административного, законодательного и политического характера. Со своей стороны российское правительство предложило включить в уголовные кодексы стран √ участниц конференции общую статью, карающую анархизм как сообщество, вредное для безопасности социального строя, и налагающую взыскание за открытый призыв к убийству и разрушению. На конференции было принято решение: учредить в Цюрихе Центральное международное бюро, главной целью которого должно было стать сосредоточение всех сведений и агентурных указаний, которые касаются происков анархистов.

Весьма важными в деле повышения эффективности взаимодействия правоохранительных органов в борьбе с анархо-терроризмом являются решения Международного съезда начальников полиций, организованного по инициативе национальной Ассоциации шефов полиции Америки и Канады и проходившего 7 мая 1902 года в г. Луисвилле в штате Кентукки (США). Еще 1 декабря 1901 года Министерство внутренних дел России получило приглашение на это мероприятие, где подчеркивалось: ╚Ваши сведения дали бы возможность Ассоциации пролить свет на действия и намерения анархистов и, вообще, всех преступников, подлежащих Вашему надзору╩. Руководители полицейских органов выработали Соглашение о мерах борьбы против анархистов и других преступников. Участники съезда выразили серьезную обеспокоенность тем, что анархо-терроризм принимал все больший размах, а средства и методы его деятельности становились все опаснее, что, как подчеркивалось в решениях съезда, придавало особую значимость сотрудничеству государств в борьбе с этим страшным злом. В начале ХХ века российские правоохранительные органы обращают свои усилия на укрепление сотрудничества с Германией. Так, 28 √ 29 июля 1907 года в Берлине состоялось совещание с представителями германского правительства по выработке мер, которые необходимо было принять для борьбы с революционным движением, в развитие постановлений, изложенных в протоколе тайного международного соглашения в Санкт-Петербурге 1 (14) марта 1904 года. Россию на этом совещании представлял директор департамента полиции действительный статский советник Трусевич. Делегатами со стороны германского правительства были назначены: директор полиции Экгардт и чины Министерства иностранных дел √ тайный советник Ленце и имперский советник Эркерт. На этом совещании руководитель департамента полиции России выдвинул в адрес правоохранительных органов Германии следующий пакет предложений:

1) установить сотрудничество по розыскной части не только между центральными органами √ департаментом полиции и полицей-президиумом, но и между районными охранными отделениями в случаях экстренной необходимости;

2) принять полицейскими органами на себя обязательства производить расследования по просьбам заинтересованных властей по поводу действий анархистов, социалистов-революционеров, социал-демократов, допускающих террор;

3) полицейские учреждения по просьбам органов договаривающихся сторон должны устанавливать наружное наблюдение за разыскиваемыми революционерами, и причем чтобы такое наблюдение могло производиться агентами заинтересованного правительства в соседней стране;

4) при постоянном передвижении революционных деятелей необходимо максимально координировать работу правоохранительных органов, чтобы действия одного из них не наносили вреда интересам другого;

5) центральные уполномоченные органы должны сообщать друг другу результаты обысков по политическим делам в тех случаях, когда таковые касались соседнего государства.

Таким образом, усиление политического терроризма во второй половине ХIХ и начале ХХ века в России и государствах Западной Европы со всей остротой указывало на необходимость принятия совместных мер в борьбе с этой международной опасностью, главной целью которой было поколебать общественные и государственные устои.

                                                        В.А. Чирикин √ кандидат юридических наук, доцент Вестник Национального антитеррористического комитета ╧1[14] 2016